Гранжевые тренды современности, не выходящие из моды, как отражение модели общественного ада…

в "Блоги"

Многие жалуются на тупость современных дев, чьи инстаграмы завалены одинаковой бесконечной чередой селфи с утиными губами, чей смысл жизни заключается в скупке брендовой одежды и гонкой за обладанием шестым айфоном… Но ведь тупость сейчас заключена совершенно в ином. Мы думали, что софт гранж сдох еще в 2012 году, но, кажется, вместо смерти — его постигла вечная жизнь. В каком яйце лежит игла, с извлечением которой наконец закончится пропаганда анорексии, романтизация психических расстройств и лекарственной зависимости, которая должна придать образу современной девушки побольше загадочности?

Любимыми фильмами девочек подростков становятся «Баффало 66» и лолита, в которых по сюжету охваченная стокгольмским синдромом жертва остается со своим мучителем, и тысячи неразумных крошек по всему миру документрируют в личных дневниках, отделанных пиксельными кружевами то, как это романтично и чудесно.

Софт гранж, пэйл и тому подобное бледное **рьмо, все еще здесь, несмотря на дату на календаре. Это размазанное по дашборду новое эмо, потому что все возвращается на круги своя, олдфаги ностальгируют по 2007-у, не замечая, что он никуда не уходил.

Теперь муки переходного возраста в виде красиво порезанных вен, художественно размазанной туши и гламурно выблеванных завтраков ушли к новой поросли. Пять лет назад рекламные атаки и навязывание вкуса еще вызывали ярость, эмо эстетика была вырезана, выжжена и опозорена для того, чтобы освободить место новой. Но замусоривание интернета и молодежной культуры продолжается. Мозг коллективного тинэйджерского сознания синхронизированный с полосой прокрутки, разложился до точки невозврата и невроз. Облако тегов, как адское торнадо гнилых цветочных корон, пухлых закушенных губ и засосов на бледных шеях, кружит над социальными сетями, не желая утихать.

Теперь уже точно обозначен идеал красоты — тощая и белая, традиционно хорошенькая девица, фотографии которой манят мягкостью, как пушистое розовое кресло с шипами недостижимых идеалов под сиденьем, на них-то обязательно напорешься, если решишь присесть. Тело превращается в манекен для демонстрации одежды.

Адепты мягкого гранжа любят фотографироваться без лица: только торс, только мраморная кожа, только худые ноги в мартенсах ,только задница, упакованная в джинсы от американ аппарел, только шрамы от порезов над бедренными костями, только полочки ключиц, только не человек, а предмет, неодушевленный предмет, разобранная на части кукла.
Тело в культуре тамблер аддиктов с софт мозгами рассматривается как то, что можно сфотографировать и заработать на этом лайки, как предмет, игрушка, которую дали поиграться и поснимать, а если оно не такое, как надо, то тюрьма, клетка, а не функциональный девайс, который вообще-то существует для того, чтобы жить в нем, используя как интерфейс взаимодействия с окружающим миром.

Если нет нужного тела, ты не сможешь сделать в нем фотографию на вебку, которая наберет тысячи реблогов, сделав жизнь состоящую из посиделок в районном макдональдсе с ребятками из школы и бесконечной полосы прокрутки ленты новостей, чуть менее бессмысленной.

Мягкая культура — многоликий янус, лики которого достаточно многообразны, но един смысл, то есть его отсутствие. Инфант-гранж с бархатом, белыми воротничками и бесконечным поклонением иконам прошлого, которые растеряли за тысячами перепостов свое содержание и поток замусоленных фотоизображений кортни лав, лолиты, школьниц в поисках папочек, школьниц из древних сериалов с джаредом лето, скриншотов из сериала скинс, упоротой рожи линдси лохан, костлявых ног.. кажется никогда не закончится.

Наш цифровой город, охваченный пандемией синдрома питера пена, навсегда накрыт стеклянным колпаком, а в молочно-розовом небе пузырящемся, как надутая жвачка, летает призрак мертвого бэби-феминизма, раскидывая знаки венеры, украшенные фальшивыми бриллиантиками…

Автор неизвестен

Источник — сеть

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*

15 − 13 =