Американские знания о блокировке алкогольной зависимости и роль украинских центров реабилитации..

в "За городом"

Генетики Юго-Западного медицинского центра Техасского университета определили ген, который подавляет желание употреблять алкоголь. Результаты работы представлены в статье, опубликованной в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences. Результаты исследований помогут создать новые методы лечения алкоголизма.

alcohol-009

Специалисты изучили результаты нескольких исследований, в которых проводился поиск связи между пристрастием к спиртному и различными вариантами генов.

Кроме того, ученые сравнили ДНК более 105 тысяч человек. При этом к тяжело пьющим участникам относились мужчины, употребляющие более 21 стакана алкоголя в неделю, и женщины, выпивающие более 14. Умеренно пьющими являлись те, кто употреблял менее 14 стаканов (мужчина) или менее семи (женщины).

Установлено, что один из вариантов гена β-Klotho присутствовал у 40 процентов участников исследования (со слабым пристрастием к алкоголю). β-Klotho кодирует белок, формирующий в центральной нервной системе сложный белковый комплекс. Комплекс связывается с гормоном FGF21, активируя его, а тот, в свою очередь, непосредственно воздействует на центральную нервную систему, подавляя тягу к спиртному. (Источник — korrespondent.net)

img_0102-2

О том, что алкоголь стал бичем нескольких поколений 90-хх и пост 90-хх, пишет Евгений Стасиневич — литературный критик, лектор от Бога, докторант Киево-Могилянской академии, человек, который после десятидневного запоя провел три месяца в реабилитационном центре.

— Это какая-то большая трагедия нашего поколения, где условные отцы и отцы вообще, выросшие или жившие в 90-е, — алкоголики. Люди, чья молодость прошла на развалинах, находили утешение в алкоголе. И мы, глядя на них, вобрали в себя, помимо генетического, какой-то их поведенческий набор реакций на стресс.

alcoholism

Общая (общественная) точка зрения — что это безволие, что это порок такой, блажь. Но полагать так — к сожалению, заблуждение: это болезнь. Вторую стадию алкоголизма уже давно по тяжести последствий ставят наравне с инъекционной наркоманией. И тем тяжелей с ней бороться, что общество достаточно спокойно к этому относится, «легализирует» и «нормализирует» болезнь.

А корни ее часто кроются именно в подростковом возрасте — тогда, когда в силу разных причин (воспитание, взаимоотношения в школе, окружение) человек чувствует себя страшно неуверенным. И тут ему (перед дискотекой, например) предлагают выпить, стать смелее. Или он сам решает. А если он еще и предрасположен к алкоголизму, то процесс запускается чуть ли не мгновенно. Механизмы эйфорической памяти уже запустились, даже если в первый раз ты крепко проблевался. То есть корни могут быть и в слабых социально-адаптационных способностях.

Разговор о проблеме, это в первую очередь, автотерапия — возможность и желание высказаться. Чем меньше мы говорим о чем-то, тем больше это изнутри нарастает, забирает силы. Это касается сообщества алкоголиков и наркоманов. Но это касается и нашей культуры как таковой. Мы больны настолько, насколько не высказаны.

В этом контексте, в реабилитационных центрах есть свой несомненный смысл. (Источник — bit.ua)

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*

девять + восемнадцать =